+7 (391) 292-55-30 [email protected]

Сельский туризм

Вернуться к разделу.

Село Большой Унгут


с.Большой Унгут – никто не знает в какое время поселился на берегу быстрой горной реки Маны первый человек, который положил начало существующему посёлку лесорубов. Может, кто-то поднялся по руслу Маны от Енисея, а может, спустился по течению из верховий. Из воспоминаний старожилов известно, что в 20-х годах XX века на правом берегу, было, всего два домика, в которых проживали семьи Свищевых и Благодатских. А на левом стоял барак, в котором по – видимому жили лесопромышленники, занимающиеся кустарной заготовкой леса. На заготовках использовался тяжелый ручной труд. Готовили древесину в местах близких к берегу. Заготовленную древесину связывали в плоты и сплавляли до устья реки Маны, а затем по Енисею до Красноярска. Молодой Советской республике для восстановления хозяйства нужен был лес в больших объёмах. Основным поставщиком леса должна была стать Сибирь, богатые лесами массивы которые были расположены в практически неосвоенных зонах. Для освоения таких зон нужна была рабочая сила. Её поставляли сюда за счёт семей, попадавших в то время под раскулачивания: из западных регионов России, Украины, Алтая, Забайкалья. Со станции Камарчага их перевозили до Нарвы, затем грузили на плоты и сплавляли к местам поселения. Так в 1929-1930 годах появились в Унгуте спец переселенцы. Они были высажены на правый, совсем не обжитый берег. И называли этих людей, то врагами народа, то ссыльными, спец контингентом. Подневольные люди не могли противостоять политике применяемых к ним репрессий. Находились они под круглосуточным надзором спец комендатуры. Даже для того чтобы сходить в ближайшее село требовалось разрешение коменданта. Были устроены специальные помещения, называемые "каталажками", куда за неповиновение садили на определённый комендантом срок. Напуганные строгим режимом, с крайне низким заработком люди, тем не менее, добросовестно, честно трудились. От тяжелых лесозаготовительных работ не освобождались даже женщины и подростки. Условия работы были тяжёлые. В лесосеках не было обогревательных домов, котлопунктов обогрев и приготовление обедов из скудных прихваченных с собой продуктов, производились у костров. В посёлке люди жили с начало в землянках, шалашах-балаганах по 3-4 семьи вместе. Затем организовывались в бригады, топорами рубили с корня лес растущей здесь же на берегу, строили двухквартирные дома, которые до сих пор стоят на нижней улице. Раскапывали глину, делали кирпич и ставили печи. Продольной пилой, в ручную выпиливали материал на полы, потолки. Одновременно занимались заготовкой леса. К этому времени стали появляться кое-какой инструмент: поперечные пилы, топоры русского и канадского производства. С развитием в стране тракторостроительной промышленности на трелёвку стали поступать новые трактора. Заготовка леса производилась круглые сутки без остановки: днём –трелёвка леса на верхние склады, где он разделывался и загружался в ручную, ночью – тракторы использовались для вывозки леса. Тяжёлые условия труда и чрезвычайно низкий жизненный уровень всё же не пугали людей. Крепла дружба и сплочённость, взаимная помощь. Разные национальности не были помехой для нормального человека общения. С окончанием войны началась усиленная механизация лесозаготовок. Унгутский мехлесопункт преобразовался в Унгутский леспромхоз. Стала поступать специальная техника. В 1946-47 годах поступило 5 жидко топливных автомобилей ЗИС-5. Но использовать их на вывозке леса можно было только в зимний период. Летом по заболоченным местам пройти они не могли. Маршрут пролегал через Новоалексеевку, Мокрую и Сухую Базаиху, Казанчеж или через старую Лейбу на Нарву, а там по трактовой дороге. До Шало добирались 3 суток. Не смотря на то, что в то время складывалась сложная бытовая обстановка люди, пережившие тяжёлые годы репрессий, тяжести Великой Отечественной войны, сумели устоять на ногах, выпрямиться и повернуть в конце концов свою жизнь к лучшему. Они ценили труд, работали, не считаясь со временем и трудностями. Объём заготовок обеспечивался, близко располагающимся запасам древесины. Увеличивающиеся с каждым годом объёмы требовали расширения лесозаготовительной базы. Началось строительство новых лесопунктов: Лейбинского, Кершульского, Жержульского, Анголойского. Посёлки строились на берегу Маны, в устье речушек с одноимённым названием. Строительство велось силами строительных управлений. С образованием лесопунктов, произошла и реорганизация управления. Во главе лесопунктов стали начальники Центральной усадьбой леспромхоза, был посёлок Большой Унгут. С высоты вертолёта он напоминает подобие какой-то огромной, глубокой чаши, прорезанной белой полосой реки Маны с примыкающей к ним сетью текущих с гор пологам речушек и ключей, названия которым – Большая Унгутка, Еловка, Коптия. Багульный. Требовалось строительство хозяйственных дорог, связывающих лесопункты с центральной базой леспромхоза. Хозяйственную дорогу Унгут -–Ангалой построить было легче, так как посёлок и сырьевая база находилась на правом берегу Маны. Посёлки Жержул и Кершул находились на Левом берегу, нужно было строить через Ману мост и взрывать утёсы "Баранчик", "Малый Унгут", "Холодный ключ". До этого времени доставка технических и продовольственных грузов осуществлялась только в зимний период по ледяному руслу реки. Поэтому, в 1962 году силами стройуправления началось строительство моста через Ману и дороги Унгут-Жержул и дальше на Кершул, одновременно строились хозяйственные дороги на Кияй с выходом на трактовую Нарва – Шало. С ростом населения шло строительство и жилищного фонда. В место бараков строили двухквартирные дома, здания социально-культурного назначения: клубы, детские ясли, садики, медпункты, магазины. В посёлке Большой Унгут организовался Сельский совет, первым председателем которого стал М.Т. Литвинов. Здание сельсовета было построено из перевезенной из Новоалексеевки школы на месте бывшего клуба. Новый двухэтажный клуб построили в другом месте. Меняла свой облик и общеобразовательная средняя школа. Росло население, росла численность детей. Поэтому вместо старой школы (там теперь школьные мастерские) в 1958 году построили новую, а а через некоторое время в 1970 году дополнительное здание. Если первоначально в Большом Унгуте было только 2 улицы: верхняя и нижняя, то теперь он разросся вширь, протянулся вдоль Маны и речки Унгутки на 3 км. Объёмы заготовок росли, росло благосостояние работников Унгутского леспромхоза. В 1965-66 годах объёмы лесозаготовок достигли 610 тыс.кубометров в год. В этом большую роль играла чётная организация труда и сеть всяческого рода социалистических соревнований. Ежедневно местное радиовещание передавало дневник работы прошедшего дня. Время шло, обстоятельства менялись. Государственные поставки леса с каждым годом все росли, а лесосечный фонд становился все меньше и меньше. Сырьевая база удалялась от центральной усадьбы и мест складирования. Это снизило показатели до 200-220 тыс.кубометров в год. Стал меняться и кадровый состав леспромхоза. Возмещать нехватку рабочих стали за счёт вольнонаёмных по оргнабору и договорам из западных регионов страны. Такой разношерстный кадровый состав стал приводить к разложению трудовой дисциплины, хулиганству, пьянству, дракам в общежитиях. Начался спад производства. Чтобы как-то его притормозить, руководство шло на пересмотр норм, оплату по тарифам, разрядам и другие меры, уступки, чтобы заинтересовать рабочих. Трудовая дисциплина падала особенно у ремонтников. Когда оплата производилась за сделанную работу, по нарядам, то ремонтники сами искали работу. Прошло время перестройки, которая ничего не изменила к лучшему. В настоящее время в Большом Унгуте проживает 610 человек, из них половина – пенсионеры. Основной источник дохода жителей – это дары природы (охота, рыбалка, сбор ягод, грибов, орехов).

Предыдущая:
Деревня Коммуна
Следующая:
Село Нарва